Олланд и Кэмерон: гляжусь в тебя, как в зеркало

версия для печативерсия для печатиОтправить e-mailОтправить e-mail
forex-the-financial-times-10092012.gif

Франсуа Олланд приближается к важному перепутью. Предвыборная эйфория уходит вместе с последними теплыми деньками. Не успел он вернуться из отпуска, как на него обрушилась критика со стороны левых и правых. Пришло время определяться с курсом. А здесь есть чему поучиться у британского премьера Дэвида Кэмерона. Не думаю, что подобная идея будет с энтузиазмом воспринята на Елисейских полях. Французского президента и британского премьера язык не повернется назвать родственными душами, даже если не принимать в расчет специфический характер высоких франко-британских взаимоотношений. Г-н Кэмерон с высока отнесся к Олланду во время его визита в Лондон еще в статусе кандидата в президенты.

Он подлил масла в огонь своими колкостями на тему красной ковровой дорожки для обеспеченных французских граждан, убегающих во весь дух от повышения налогов. Возможно, теперь г-н Премьер министр думает по-другому, ведь его коллега Ник Клегг предложил ввести налог на богатство в Великобритании.

Иными словами, у этих лидеров есть много общего. Кэмерон попал на Даунинг стрит, отнюдь не благодаря своим заслугам и личным качествам, просто британцы хотели избавиться от Гордона Брауна. Даже спустя 13 лет правления партии лейбористов, лидер Тори не сумел набрать общее большинство. Олланд, скурпулезный, дотошный и смертельно скучный политик, своей победой обязан непопулярности Николя Саркози. Ни того, ни другого нельзя назвать идеологами. Кэмерон добавил немного современного лоска консерваторам, чтобы сделать их приемлемой альтернативой лейбористам. Олланд взбирался по карьерной лестнице в Социалистической партии, слишком сильно не высовываясь. После фейеричного правления своего предшественника, он позиционировал себя, как «нормального» президента. Кэмерон сделал примерно такую же ставку.

У британского правительства сейчас большие неприятности. Экономика вошла в ступор, вместе с ней и программа сокращения дефицитов, которую Кэмерон сделал своим приоритетом. Страна осталась с политикой фискальной консолидации без видимой на то причины. Участились стычки между консерваторами и либерал-демократами. Коалиция, начинавшая, как группа единомышленников, превратилась разрозненное сообщество. В своих бедах правительство винит грозовые облака, сгущающиеся над Европой. Конечно, еврокризис никак не способствует улучшению экономических условий в Великобритании. Однако коалиция слишком сильно затянула фискальную смирительную рубашку. Ей бы не мешало подумать про план Б, на случай если консолидация окажется провальным вариантом.

В любом случае, проблема носит скорее политический характер, нежели экономический. Не хватает организационной стратегии - карты, если хотите - с примерными очертаниями британского будущего. Никто толком не знает, что на уме у Кэмерона. Возможно ничего, кроме смутных предчувствий и сомнительных инстинктов, взращенных утонченным воспитанием в лучших домах Англии. «Большое общество», включая Консерватизм, присущий его «оппозиционному» имиджу, пришлось забыть; обещания быстрых и радикальных решений по восстановлению государственных финансов столкнулись с экономическими реалиями. В официальных кругах Кэмерона часто называют импульсивным, но недалеким - лидером, которому не достает любознательности. С подобного рода критикой согласны даже некоторые его однопартийцы. На днях бывший министр Тори прилюдно назвал Кэмерона трусливым зайцем. Возможно, не заслуженно, но таковы настроения.

Избирателям может показаться, что премьеру не хватает жесткости. Не достаточно просто стоять у руля, даже с самоуверенным выражением лица. Без определенной стратегии можно добиться только политического паралича и бесславных разворотов на 180 градусов. Пока страна еще мирится с повышением налогов, сокращением расходов и падением уровня жизни. Но терпение людское не безгранично. Вот тут-то и заключается главный урок для г-на Олланда. До выборов он обещал решить немало головоломных задач. У Франции будут высокие налоги и высокие темпы роста, высокое благосостояние и низкий дефицит бюджета, повышенная защита для работающего населения и небывалая конкурентоспособностью на мировых рынках. Все обещания были явным преувеличением, но, очевидно, что избиратели надеялись, что у него хотя бы был план действий. Олланд, как и Кэмерон, не отличается решимостью и ему не хватает опыта работы в правительстве, поэтому в его огород уже во всю летят камни. Злые языки уже проводят параллели с Кейем Анри, который трижды был премьер министром во время Четвертой республики и прославился своей бездарностью. Он любил говорить, что нет такой проблемы, которую нельзя решить, оставив ее в покое.

Не стоило давать г-ну Олланду столь резкие оценки, он пробыл у власти всего ничего. Но этот случай указывает на общие волнения в народе. Может быть, избавившись от склонного к маниям Саркози, Франция ударилась в другую крайность? В сложившихся обстоятельствах нужен хороший стратег. А Олланд - как и Кэмерон - скорее тактик. Перед Францией две почти экзистенциональные проблемы: найти экономическую модель, которая поможем им вернуть былую конкурентоспособность и уважение и смириться с более глубокой политической интеграцией в Европе, без которой не возможно разрешить ни один серьезный кризис в Еврозоне. Хуже того, Франции нужно приспосабливаться к немецкому доминированию в Европе.

В другое время фатализм Кэмерона в отношении своего премьерства, вероятно, помог бы ему. Но сейчас, даже находясь за пределами Еврозоны, Великобритания столкнулась с политическими и экономическими испытаниями подобными тем, с которыми борется сегодня Франция. Целое десятилетие экономика Туманного Альбиона держалась на плаву благодаря дешевым кредитам и процветающей финансовой отрасли. Она делала вид, что является частью объединенной Европы, но все же стоит сама по себе. Эти дни прошли. И Францию и Британию ждут трудные времена. Им потребуются активные и нацеленные на результат политические лидеры. Г-н Олланд уже начинает понимать, что мало быть просто «нормальным» президентом. Если вдруг у него возникнут сомнения, ему достаточно лишь взглянуть на то, что происходит по ту сторону пролива.

Филлип Стивенс
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times